Переключиться на мобильную версию

Работаем в убыток

Считается, что работа – это способ зарабатывать. Однако есть ряд профессий, на которых очень рискуешь не только не получить деньги, но даже остаться должен. Прежде всего это касается сферы розничной торговли, а также всевозможных посреднических услуг, осн.
Работаем в убыток

Воры – клиенты… и начальники

– Помнится, как начинала независимый от родительского кошелька путь с торговой точки, – говорит продавец-консультант Яна Савельникова. – Именно там и поняла: умение продавать – это хорошо, но надо не только продать, а еще и следить, подозревать каждого подошедшего покупателя и вообще перевоплотиться в надзирателя за товаром.

Сначала Яна торговала мобильными телефонами. Обещали зарплату от 1500 грн до 3500 грн. Цифра зависела от количества продаж на одной торговой точке, но не от успеха отдельного продавца – здесь учитывался общий эффект «команды». Убытки тоже делили на всех.
Уже на второй неделе работы, будучи пока стажером, Яна ощутила недостатки такого «коллективизма».

В магазин пожаловал молодой человек и капризно стал выбирать чехол для телефона. Чехлы располагались на нижней полке витрины, а сверху – мобилки из разряда дорогих. Продавец принялась показывать парню ассортимент, но ее, как назло, отвлекали другие покупатели, которых набралось в помещении немало.

И вдруг – парень исчез. Ни одного чехла не купив, он вынес из магазина дорогой телефон. За провороненный телефон команда на Яну ополчилась, и девушка решила возместить потерю самостоятельно. Так что вместо стажерских 850 грн за месяц не получила ни копейки, и еще доплатила 350 грн со следующей зарплаты.

В последующие месяцы работы Яна, наученная горьким опытом, не спускала глаз с клиентов. Освоила азы профессии и даже повысилась в «звании» – став администратором отдельной торговой точки. Однажды к ней на стажировку прислали новенькую. Совпало сие событие с привозом нового товара.

– Когда в конце рабочего дня все было распаковано и расставлено в витринах, я была шокирована, – вспоминает Яна. – По накладным не хватало одного дорогого телефона и нескольких не самых дешевых аксессуаров. Под моим начальством трудилось трое ребят, все проверенные. Так что тень подозрения упала на стажерку. Мы бросились искать ее контакты, но оказалось, что девушка даже анкету как следует не заполнила. Найти ее не удалось. Пришлось нам расплачиваться самостоятельно, так что каждый из команды понес в тот месяц убыток в 630 грн, при зарплате в 1400.

На самом деле для трудовых отношений порядок и размеры возмещения вреда, приченённого работником, описаны в главе 9 КЗпП. В ней говорится, что для получения с провинившегося работника суммы большей, чем его месячная зарплата, нужно подписатьс ним договор про полную материальную ответственность.

Причем форма такого договора устанавливается государством. Очень важно, что телефон был украден, тоесть это не только проблема продавца, но и охранников. При определении степени вины должно учитыватся, какие условия для сохранения товара создал работодатель-собственник. Еще очень большой вопрос есть ли тут вина продавца.

Другое дело, когда коллективная ответственность падает на людей, лично к убыткам не причастным. Так, одна крупная торговая сеть столицы также покрывает убытки за счет сотрудников. Как рассказала нам кассир этой сети Лариса Трофименко, с них практически каждый месяц вычитают 200-600 грн.

Набирать базу сдающих жилье, встречаться с ними «за кофе», печатать объявления иклеить их на столбах приходится самостоятельно и за свой счет. При этом в агентстве очень требовательно относятся к внешнему виду сотрудника. Пришлось Роману купить пару костюмов, выложив сразу около 5000 грн, искать недешевые галстуки и рубашки.

– Нам редко говорят, что произошло, – жалуется Лариса Георгиевна. – Обычно фигурирует некая «общая недостача», причем не уточняют, то ли это вынесли товара на такую сумму (а ведь у нас почти возле каждой кассы по охраннику), то ли это какие-то иные убытки. Высчитывают каждый месяц, не было еще такого, чтобы сняли меньше 200 грн, а три месяца назад я недосчиталась в зарплате 600 грн.

А получаю всего-то 2000 грн. Если бы не мой предпенсионный возраст, я бы, конечно, пошла искать другую работу. Всю жизнь проработала на кассе и не сталкивалась с таким. Среди сотрудников ходят слухи, что в «недостачу» считают также и убытки от списанного товара. Тогда, 3 месяца назад, у нас сломалась холодильная установка и пропало мясо…

Всё в том же КЗпЗ в той же главе 9 есть статья 1352 , в ней говорится, что коллективная материальная ответственность применяется для случаев, когда невозможно выяснить степень ответственности каждого отдельного работника. Ну и, конечно, обязательно с коллективом таких «страдальцев» должен быть подписан договор.

Рынок стоит – брокер беднеет

Нередко работают в минус и агенты по недвижимости. Профессия, в сознании людей связанная, напротив, с большими заработками. Прийти к хорошей зарплате молодому риэлтору сразу сложно – обычно ему надо сперва пройти «курс молодого бойца», поднаторев сперва в сдаче квартир-офисов.

Доход брокера зависит от процента подписанных контрактов, а это около 20% от общей суммы. Поначалу цифра устраивает, ведь аренда квартиры сейчас – от 400 долларов, и спрос имеется. Но не все агентства готовы платить молодому сотруднику 20% от его сделки, а некоторые и вовсе опираются на сумму аренды, указанную в договоре. Кстати, такая сумма не всегда соответствует действительности, и может выглядеть даже забавно. Например, аренда офиса в центре якобы за 200 долларов – сделка, которую заключал наш следующий герой – Роман.

– Доход обещали около пяти тысячи гривен и больше, – вспоминает начинающий брокер. – Вот только когда начал работать, увидел, что это неправда. У нас чаще всего бывает «черная» зарплата, то есть в конвертах. И она не всегда соответствует процентам от подписанных договоров.

Набирать базу сдающих жилье, встречаться с ними «за кофе», печатать объявления и клеить их на столбах приходится самостоятельно и за свой счет. При этом в агентстве очень требовательно относятся к внешнему виду сотрудника. Неброско, но элегантно и недешево – такой девиз. Пришлось Роману купить пару костюмов, выложив сразу около 5000 грн, искать недешевые галстуки и рубашки.

Ездить на показы жилья в переполненном метро тоже не слишком респектабельно. Коллеги Романа пользуются своими авто, без компенсации затрат на бензин. У нашего брокера пока нет возможности даже на автокредит, не в последнюю очередь из-за невысокой «открытой» зарплаты.

Иногда Роман получает около 3000 в месяц, если очень постарается. В среднем же его заработок колеблется от 1500 до 2400 грн, причем 1500 грн – это при условии подписания около 12 договоров об аренде.

Понятное дело, что в условиях застоя рынка недвижимости сделки купли-продажи заключаются крайне редко. Брокеры с опытом также переориентировались на аренду и молодым сотрудникам заработать стало еще сложней. В то же время «остановившийся» рынок, по мнению Романа, – основная причина, почему агентства совсем не платят брокеру «ставку» себе в убыток, а предпочитают, чтобы сотрудник зависел целиком от «своих ног».

Автор: Катерина Тригуб, Мария Углецова

Источник: pk.kiev.ua

Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 300 символов
Реклама
Реклама
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь