Откуда миллионы у владельца банка Хрещатик

Бизнесмен Василий Хмельницкий рассказал о том, как начал свой бизнес с прораба строительного кооператива, а через 10 лет уже владел миллионами
Откуда миллионы у владельца банка Хрещатик
Forbes.ua

Состояние Василия Хмельницкого, бывшего акционера Запорожстали, КиевХлеба, Киевэнерго, завода Росинка Forbes Украина оценивает в $333 млн. Бизнесмен и политик рассказал журналистам о том, как заработал свои первые миллионы.

Детство, отрочество, юность

Хмельницкий родился в Казахстане, где его родители поднимали целину. Когда ему было два года, они вернулись на родину, в городок Ватутино Черкасской области. Там Хмельницкий на тройки-четверки окончил школу, отучился в ПТУ на газосварщика-слесаря, а в Архангельске отслужил в ракетных войсках.

В 1986 г. переехал к брату в Ленинград, работал на стройке, учился на вечернем отделении в ЛЭТИ (сегодня – Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет). С развалом Союза вступил в первые кооперативы, а затем перешел в бизнес.

О первой компании

"Мне повезло, что в общежитии на одном этаже со мной жил Саша Варварин – это брат Дмитрия Варварина (основателя концерна Орими). Он нанимал меня на первичные работы, потом я начал нанимать других, стал прорабом, сбил своих пять бригад. Со временем мы с Сашей создали строительный кооператив Оникс, он стал его председателем, я замом. В 1989 году он познакомил меня с братом. На то время у него была компания Орими-вуд – вторая после Лесэкспорта по производству и экспорту древесины в Союзе. Дмитрий убедил нас оставить строительный бизнес и перейти к нему на работу", - говорит Хмельницкий.

Затем он занялся нефтепродуктами: "Саша открыл Орими-оил и возглавил компанию, а мне предложил быть замдиректора". В 1991 году переехал в Киев, где работал украинский филиал фирмы. В 1994 году Хмельницкий и его партнер Андрей Иванов выкупили у Варварина свою долю в кампании.

"У нас было около 70 нефтебаз и под тысячу заправок. Когда мы их купили – поняли, что без собственного источника нефтепродуктов этот бизнес будет неэффективным", - говорит Хмельницкий. Заправки пришлось продавать.

О первых миллионах

"До 2008 года мы реально были private-фондом. У нас была стратегия покупать то, на чем можно было бы получать дополнительную доходность, - говорит он. - К примеру, в 1997 году у нас было 10% Белоцерковшина (Росава), которые я за $3 млн скупил у населения. Ровно через месяц какой-то западный фонд предложил мне за этот пакет $5 млн. Я уже договорился, но контракт не подписал. Тут звонок другого брокера, предлагает $7 млн. Звоню фонду, извиняюсь, говорю, что продаю дороже. Они согласились купить за $7 млн, и я продал. Потом оказалось, что брокер перепутал, думал, что у меня Днепрошина, и на этой его ошибке я заработал дополнительно пару миллионов".

Бизнес должен быть отдельно, независимо от политики. Если это было бы возможно, наверное, я не пошел бы в политику".

О своем бизнесе в начале 90-х в Украине Хмельницкий говорит так: "Для меня возвращение в Украину было сравнимо с переводом старшеклассника в четвертый класс. Даже если вы были двоечником, то в четвертом окажетесь отличником. В России я прошел хорошую приватизационную школу, а когда приехал в Украину – тут этот процесс только начинался".

О Запорожстали

"С Запорожсталью мы плотно работали, и когда в 1997 году она вышла на приватизацию, решили выкупать. У населения покупали акции где-то пять лет. Потом выкупили у фондов, которые поучаствовали в аукционах, и ФГИ. В 1999 году последние 9% акций мы купили за $20 млн", - говорит Хмельницкий. Он опроверг информацию о том, что в получении контроля над Запорожсталью ему помогла жена президента, Людмила Кучма: "У нас в партнерах не было ни одного чиновника, все три группы – бизнесмены".

Для меня возвращение в Украину было сравнимо с переводом старшеклассника в четвертый класс. Даже если вы были двоечником, то в четвертом окажетесь отличником".

В 2007 году Хмельницкий и партнеры продали свои части акций Запорожстали, посчитав металлургический бизнес бесперспективным. По его словам, за свой пакет он получил более $400 млн. Полученные деньги бизнесмен инвестировал в землю. Например, купил 100 га земли в Трускавце перед кризисом за $15 млн: "Хотели строить отель. Сейчас за такие деньги я этот участок не продам".

О политике

В 1998 г. Хмельницкий пришел в политику. Он до сих пор не может ответить, почему принял такое решение, но в одном не сомневается: бизнесмену выгодно быть вместе с властью: "Когда бизнесмен идет в оппозицию, у меня это действие вызывает недоумение. Подсознательно я понимаю, что такой бизнесмен в будущем хочет добиться больше власти. Бизнес должен быть отдельно, независимо от политики. Если это было бы возможно, наверное, я не пошел бы в политику".

О банках

"Мы имели отношение к трем банкам, - говорит Хмельницкий. – Национальные инвестиции, Реал банк в Харькове и Хрещатик. Первый мы продали менеджерам банка, с которыми сейчас в отличных отношениях, Реал банк продали в прошлом году нашим местным партнерам (после он был перепродан Сергею Курченко. – Forbes). В Хрещатике у нас сейчас 37% акций, у Игоря Дворецкого 37% и у КГГА – 25%".

При этом бизнесмен говорит, что никаких льгот в своих банках не получал: "В Хрещатике у нас есть кредиты под 22-23% годовых в гривне."

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Первые кирпичи. Муж Гереги рассказал историю создания гиганта строительного ритейла Украины

СМОТРИТЕ ВИДЕО: Банк Хрещатик о Карточке киевлянина

СМОТРИТЕ ФОТО: ТОП-10 гендиректоров, похожих на известных злодеев (ФОТО)
 

Поделись:


Не пропусти другие интересные статьи, подпишись:
Мы в социальных сетях
Курс валют
16.04.2021 1 USD 1 EUR 1 RUB
Покупка 27.96 33.33 0.36
Продажа 28.26 33.74 0.38
Все курсы наличных валют...
16.04.2021 1 USD 1 EUR 1 RUB
Покупка/продажа 27.96 33.46 0.36
Все курсы НБУ...